My Crucible of Suffering by Vasil Zavgorodniy, translated from Russian by Paul John Wigowsky


Table of Contents and an Excerpt

Bilingual Excerpt -- My Crucible of Suffering by Vasil Zavgorodniy, translated from Russian by Paul John Wigowsky
A story of surviving Communist persecution in the prison work camps by an Evangelical Believer in Ukraine during the 1970's.

[Note: Contact Vasil Zavgorodniy for a printed copy of the complete book
P.O. Box 4502, Citrus Heights, CA 95621]

Printed by:
"Brothers Printing"
Ph. (916) 331-1101
Brothers Printing
Sacramento, CA






EXCERPT (INCLUDES TITLE):
ГЛАВА 5 – ПЕРВЫЙ АРЕСТ

Проходит 34 дня моей службы в армии, и мой первый арест. В этот день на улице был сильный шторм с дождём. По плану командования мы имели сегодня марш-бросок, кажется по моему 10 километров, в полном снаряжении. Навсквозь промокшие, в ботинках вода, местами пришлось бежать по лужам. На всех нас матросах нет ни одного квадратика сухой одежды.

Мы послеобеда возвратились в часть, всех настрило командование, и пред 2,000 матросов, обьявляют мне арест на 10 суток. Весь мокрый до нитки, и меня увозят на гарнизонную гауптвахту. И когда привезли, бросают в подвальные камеры, где и определили мне мою судьбу.

Железный столик прикреплён к стене. Железная скамейка, и дереяный щит с досок, прикреплён крючками к стене, чтобы днём не ложится на него, ибо по режиму полагалось только вечером в 11 часов выдадут папку чтобы закрепить щит, а утром в 6 часов заберут. В камеру меня просто втолкнули, а за спиной я только услыхал слова: «Вот ваши места для так называемых Христиан – сектантов».

В камере стоял резкий удушливый запах, сильная сирость. Я пытаюсь всё оглянуть, так как для меня это вовсе непривычно. Я иду этими тропами впервые. Стены покрашены чёрной красской или смолой больлшая часть стен, просто цвель – в грибках.

Я подошёл к стене, провёл по ней пальцами. А сверха донизу сочится вода. Пол весь мокрый. Оказывается, этот город расположен в сильной низменности нпд уровнем море, а камеры находятся в подвалах.

Каждое утро, при подьёме, ведром воды необходимо полить пол. И только в самом углу под потолком маленькое окошко 40 х 20 см. говорит что там где-то на улице есть жизнь и видно солнце и небо, а здесь – здесь просто замочение. Облокачиваться на столик в течении дня нельзя, только сидеть на металической скамейке и ходить. Вот и весь режим!

Эта камера стаёт моим горнилом страдания.

И о какой-то существующей жизни сейчас и мысли не может быть. Это просто заточение в смраде. Это просто было кошмарное место. А внутрений голос твердит: верить Богу, и отсюда обезательно Бог выведит. Просто именно сейчас необходимо верить так как верили множество Христиан – героев веры, находясь в горнилах страданий. Бог сверх силы не посылает.

CHAPTER 5 – FIRST ARREST

Thirty-four days of my military service pass, and then my first arrest occurs. On this day there was a heavy rainstorm. According to the command plan, we were supposed to go on a forced march – it seems to me – a distance of ten kilometers. In full equipment. We were soaked through and through. There was water in the boots. In some places we had to run through puddles. We didn’t have a single square inch of dry clothing on us.

In the afternoon we returned to the unit and lined up, and in front of 2,000 sailors, it was announced that I was being arrested for ten days. I was completely soaked to the last thread. They drove me away in that condition to the garrison guardhouse. And when they brought me there, they threw me into the basement prison cell, where my fate was determined.

An iron table was attached to the wall. There was an iron bench. There was a wooden screen made of planks, and it was fastened to the wall with hooks so that you couldn’t lay on it during the day. According to the regulations, it was determined that the cardboard to strengthen the plank-bed would be given out only at 11 o’clock at night, and it would be taken away at 6 o’clock in the morning. They simply shoved me into the cell, and at my back I only heard the words: “Here is the place for you so-called Christians, you sectarian.”

The cell had a harsh suffocating odor, a greasy dampness. I try to examine everything, since for me it’s all unusual. I’m walking down this path for the first time. The walls are painted with black paint, or with tar, for a large part of the walls. But the greatest part of the wall was simply blossoming with fungus.

I came up to the wall and ran my fingers on it. From top to bottom was a layer of water. And the floor was also completely wet. It appeared that the entire town was arranged in a lowland below sea level. And the prison cells were located in the cellars.

Every morning, upon rising from bed, it was mandatory to wash the floor with a bucket of water. In the corner of the cell, beneath the ceiling, was a small window 40 x 20 centimeters. The opening through the small window revealed that somewhere in the outside world there is life, and the sun and sky are visible – but here inside the cell there was only confinement. To lean one’s elbows on the small table during the day was impossible. I could only sit on the metal bench and walk – that was the entire regimen.

The cell becomes my crucible of suffering.

There can be no thought now of any kind of substantial life. This was simply imprisonment in stench. It was in reality a dreadful place, like a nightmare. And yet the inner voice repeats: have faith in God, and he will definitely lead you out of this place. It was absolutely essential at this time to believe the same way as the majority of Christians believed. They were the heroes of the faith, and they also passed through the furnace of suffering. After all, God does not send that, which is beyond one’s ability to perform.


КРАТКИЙ ОБЗОР (написан переводчиком - Павел И. Виговский):

Книга «Моё Горнило Страдания» имеет очень обширный взгляд на жизнь и веру автора, Василий Завгородний. Эта книга очень интересно читать - не только верующему, но и не-верующему человеку. Автобиография описывает жизненные уроки и опыт как прожить всё что случается в жизни. Когда читатель видет что случалось в Советской системе, то он сочувствует с христианинами которые должны были испытать такую ужасную жизнь и такую нечеловеческую нетерпимость к хорошим людям в своей стране.

Я советую всем прочитать автобиографию, потому что она дасть читателю понятие этого исторического времени на нашей земле. Эта книга покажет читателю как петь песни когда он находиться в неприятных обстоятельствах, как молиться и размышлять о словом Божьем когда он сидит в ограниченных местах, и как всегда надеется на положительный результат.


Torch of Fire from Azusa Street to Odessa, Ukraine
testimony by Vasil Zavgorodniy
[includes story of Ivan Voronaev, leader of the Pentecostal Movement in the former Soviet Union]